дети вносят в жизнь свет и радость

В шоу- и кинобизнесе принято рожать практически на съемочной площадке. Ставшая знаменитой после сериала «Не родись красивой» Юлия Ташкина рискнула поменять правила игры и на пике популярности при поддержке мужа ушла в отпуск по уходу за малышом. Потом еще в один. И не пожалела об этом ни на секунду. Сегодня ее счастливая роль — быть мамой Вани и Феди.

Беременной уезжала на край света
Обе беременности у меня совпали по срокам. Каждый раз в первом триместре я мучилась от страшного токсикоза, и именно в это время мы отправлялись в экстремальное путешествие на другой конец земли.
С Ваней уехали в Венесуэлу и там без конца переезжали с места на место. Ожидая Федю, улетели на Шри-Ланку и много путешествовали по стране. Так что обе беременности у меня ассоциируются с путешествиями и токсикозом. Правда, небольшое отличие все же есть. В первый раз я так зациклилась на ожидании, что ставила крестики до срока родов. Во втором даже забыла о назначенной дате. Напомнил врач.

Отказалась от роли ради мужа
Как раз перед первой беременностью мне предложили роль Элизы Дулиттл в спектакле «Пигмалион». Гриша играл в нем Хиггинса. Но когда я узнала, что жду ребенка, и речи не могло быть о том, чтобы остаться в проекте. Мне предложили перенести спектакль на срок после родов. Но я понимала, как важна эта роль для Гриши, видела его горящие глаза. И отказалась. С моей стороны было бы жутким эгоизмом сказать, чтобы меня все подождали.
И я не пожалела об этом, поскольку 9 месяцев вынашивала, потом полгода сидела с Ваней. Была так счастлива в этом материнстве, что даже сейчас, когда Федору 9 месяцев, особенно не рвусь на съемки.
Я вижу мам, которые рожают и уже на следующий день оказываются на съемочной площадке. Рожать для няни и бабушки — это не для меня. Я чувствую, что многое даю детям и столько же получаю взамен от них. Как-то мне предстояло доснять эпизоды в фильме «Пари на любовь», и я уехала на весь день, оставив Ванюшу маме. В итоге вся извелась, не получила радости от съемок и обзвонилась маме.

У нас патриархальная семья. И хотя я сильная личность, рядом с Гришей — нежная и уступчивая. До встречи с ним я была «мужчиной в юбке», а теперь, наконец, ощущаю себя настоящей женщиной. И это очень приятно!

Ожидание чуда
Ощущение неизвестности мучило меня лишь в начале первой беременности, но мой доктор, ласковая, как мама, здорово поддержала меня. Но едва срок достиг восьми месяцев, как страх испарился, и осталось лишь невероятное ожидание чуда и счастья.
Мне делали кесарево сечение. Было не больно, я не волновалась и была в курсе всего процесса. Обоих детей сразу приложили к груди, и я испытала настоящее счастье. От родов у меня остались такие радостные воспоминания, что хочется рожать еще и еще.

Успеть все невозможно
С одним Ваней я успевала и в семье, и в работе. Сейчас не очень. В нашей профессии существует четкий график, который выстраивается на весь съемочный процесс. Когда появился Федор, поняла, что я не очень-то собранный человек. Но для себя решила так: все успеть невозможно и не нужно, иначе не к чему будет стремиться. На сцене и в кино мне бы хотелось играть больше комедийных ролей или драматических. К сожалению, сейчас у меня складывается иная ситуация, когда продюсеры видят меня лишь в роли «гламурной тетки». И отказываются от предложений агентов попробовать меня в другой роли. У Гриши та же ситуация: его видят в роли злодеев или начальников. А вот в Голливуде рискуют. Не побоялись же позвать красотку Шерлиз Терон на роль страшной женщины в картину «Монстр», и она взяла за нее «Оскар». У нас пока боятся, ставят актеров в определенные рамки, опасаются, что кино не окупится. Но и позволить себе часто отказываться мы не можем, семью ведь нужно кормить. Такой вот замкнутый круг.

Такие разные
Ваня — серьезный, задумчивый парень, в меру хулиганистый, как все дети. А Федя — это ясное солнце! Всегда с улыбкой и веселый. С трех месяцев уже начал переворачиваться на живот, думали, через месяц поползет. С его живостью умудрился упасть с кровати. Это нас шокировало! Мы даже вообразить не могли, что он может упасть. Ваня у нас долго не хотел двигаться, и мы совсем расслабились с младшим, а он взял, да и удивил нас! В общем, мальчики абсолютно не похожи друг на друга.

На два фронта
Основная проблема в воспитании заключается в том, как уделить достаточно внимания обоим. Тут приходится сложно. Феде девять месяцев, и он нуждается в уходе, а Ване два года, и ему уже нужно общение. Поэтому я стараюсь их как-то объединять. Читаем, раскрашиваем, рисуем с Ваней, а Федя в это время ползает по ковру рядом с нами изучает игрушки. Ваня недавно объявил мне, что он «Человек-паук», хотя еще не видел ни фильма, ни мультика. У него есть только пижама — этого хватило, чтобы он вообразил себя настоящим паучком! Так удивительно! Еще совсем недавно не мог говорить, а уже так фантазирует. Это одно из тех чудес, которые дарят дети. Теперь он сутками висит на канате на шведской стенке. Приходит с прогулки и сразу на снаряды, просыпается и снова туда же.

У нас весь дом в игрушках: вся кухня, детская, папин кабинет. Когда дети ложатся спать, мы все выгребаем из комнат. С утра мальчишки просыпаются, и все начинается заново. Я отношусь к этому спокойно. Дом — это их крепость. Замок, где они играют и где должны ощущать свободу и безопасность.

Наказать — выше моих сил
Я очень переживаю, когда Ваня не слушает меня и закатывает истерику на пустом месте. Это сильно раздражает, но я понимаю, что так он пытается добиться своего. Когда нет сил, то я иду ему навстречу, хотя Гриша ругает меня за это. Если ребенок кричит: «Дай!», то я даю, хотя и понимаю, что нужно вытерпеть и сказать: «Нет!», иначе это будет длиться бесконечно. Я могу, конечно, прикрикнуть и осадить его, но наказать — выше моих сил. Тогда говорю мужу: «Все, Гриша, иди ты разбирайся!».
С папой разговор короткий — он его слушает беспрекословно. Правда, частенько у них все заканчивается смехом. И причина этому — ремень-улитка. У нас на фортепиано лежит Гришин ремень, свернутый в кольцо. Когда Ваня балуется, Гриша говорит: «Вот сейчас возьму улитку и накажу тебя». А Ваня отвечает: «Ой, папа, дай мне эту улитку. Я хочу узнать, что за улитка, и поиграть с ней». Как тут не засмеяться! Все хохочем!

Проблемы семейного бюджета у нас нет
Мы творческие люди, а не финансисты, и если появляются деньги, мы их сразу спускаем. Наверное, если отдавать их на сбережение родителям или в банк, они смогут сохраниться. А так мы обычно уезжаем куда-нибудь отдыхать, и там их беззаботно тратим, наслаждаясь жизнью. Жить во имя денег — это последнее, что нам нужно.

Это правильно, когда роли в семье четко распределены, и папу ребенок слушает беспрекословно, а мама воплощает собой женственность и всепрощение, с ней можно и покап-ризничать — все равно пожалеет. В моей семье, где я выросла, все именно так и было.

Мы с Гришей стали родными людьми
Это уже не просто любовь, мы сроднились душами, я не представляю, как жить без Гриши. С появлением Феди счастье мужа стало бесконечным. Гриша так любит детей, что дай ему волю, я бы только и рожала. Конечно, той свободы, которая была до детей, уже нет. Раньше мы могли куда хотели сходить, куда угодно полететь. Теперь нам особо некогда заниматься собой. Но и в этом есть своя романтика. Когда укладываешь детей, и образовывается пара заветных часов до сна, можно побыть вдвоем, посидеть, поговорить. А иногда оставить детей бабушке и няне и на пару часов вырваться в кино. Начинаешь больше ценить свободу. А искать минусы с появлением детей — это преступление. Дети вносят в жизнь какой-то цвет и радость. Когда мы куда-нибудь уезжаем, а потом звоним по телефону, и Ваня говорит нам: «Мамочка, папочка, где же вы, приезжайте скорее!» — это и есть счастье.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*