Легко ли быть ангелом

Жизненная история Турман с самого рождения — пример образцового конфликта судьбы с условностями и предрассудками. За редчайшее для Америки имя Ума и нордическую внешность ее унижали в школе… Оттого Турман до сих пор ненавидит свое отражение в зеркале. За неформатный для Голливуда интеллект и высокую мораль коллеги по цеху обвиняли Турман в наигранной безупречности, а преданность семье и ангельское терпение к выходкам благоверных давали мужьям оскароносной актрисы основания заявлять: «Пошла к черту, святоша!»

Турман, глядя в зеркало, обнимала свой глубоко беременный живот накануне свадьбы и задавала себе один главный и крайне не вовремя возникший вопрос — кого она хочет видеть отцом своего второго ребенка. Оказалось, Итана. «Он влюбил меня в себя так, что я не заметила, как забеременела. Пришлось выходить за него замуж. Я полюбила навечно», — выкладывала душу жадным до подробностей журналистам Ума.

Божий дар

С самой юности существование Умы напоминало театр абсурда. Родители — мама— шведка, бывшая модель, а папа — первый американец, постригшийся в буддийские монахи, — дали волю фантазии, нарекая своих детей индийскими именами.

«Ума» в переводе с индийского означает «божий дар», но в Америке на перевод внимания никто не обращал. Это был лишний повод «бросить камень» в девочку ростом 182 см (это в 15-то лет!) с 42 размером ноги, огромным носом и космически длинными конечностями…

Она выпорхнула в Нью-Йорк из родительского гнезда, как только закончила школу. Сам рост велел податься в модели. Инопланетную внешность быстро приметили, а через год работы на подиуме перед ней уже щелкала кинематографическая хлопушка. Кинопробы начались со скромных ролей юной соблазнительницы в триллере «Поцелуй папочку на ночь». Опыт порочных ролей набирал обороты — в «Опасных связях» героиню Турман, наивную и сексуальную Сесиль де Воланж, соблазнял опытный развратник Джон Малкович в роли виконта де Вальмона. Последний окончательно утвердил Турман в статусе секс-символа. На начинающую звезду посыпались предложения, но она была крайне разборчива, отказываясь от откровенных сцен и любых фотосессий.

«Лучше я буду безработной, чем секс-символом, — заявила Турман, — У меня нет желания жить в мире, где секс — это международная валюта»

Жена алкоголика

«Что она в нем нашла?», «Лолита и Синяя борода» — не жалели языков и перьев журналисты, когда двадцатилетняя Турман заявила о своей свадьбе с Гэри Олдменом — зрелым актером с отвратительным отношением к жизни и аналогичным, как оказалось позже, характером. Ума и сама, вероятно, не знала ответа на вопрос, что ее привлекает в нем — опыт, зрелость, доступность взрослого мужчины?..

В первый же месяц их безоблачное семейное счастье закончилось, так и не начавшись. Ума питала наде-жду, что ее терпение и высокие духовные идеалы заставят мужа забыть о тяге к алкоголю, табаку и наркотикам. Но все получилось с точностью наоборот — Гэри настойчиво приучал Уму к марихуане и алкоголю. Нередко преданная жена вытаскивала его из полицейского участка — приезжала за безобразной тушей, вносила за него залог, грузила в машину… Она продолжала смотреть на него нежным и преданным взглядом, даже когда Гэри, приходя в себя, вместо благодарности орал: «Оставь меня в покое, чертова святоша!»

Любовь Умы лишь обнажала его пороки — он в открытую изменял ей, буянил, довел Уму до нервного срыва и даже покушался на ее жизнь. Достоинство не позволило Уме терпеть издевательства над собой, и через 18 месяцев она носила статус разведенной. Муж только выдохнул с облегчением и в свое оправдание заявил: «А вы думаете, легко жить с ангелом? Она невинна и чиста — мне тяжело было ей соответствовать».

Разборчивость Умы не принималась в качестве главного объяснения одиночества, и чтобы хоть как-то оправдать отсутствие мужчин, журналисты назвали ее лесбиянкой.

Счастье материнства

Знакомство Турман с актером Итаном Хоуком было обречено на семью. Он влюбился в нордическую блондинку после ее первого появления на экране и не поверил своему счастью, когда увидел Уму вживую. На ее ноге красовалась цепочка — она украсила ею свою щиколотку, обладательницу именно такого украшения пророчила в жены Итану гадалка.

Ума с неподдельным самопожертвованием меняет роль кинодивы на статус любящей матери и преданной жены. 8 июля 1998 года она едва осталась жива — роды, которые длились 28 часов, чудом не отняли у нее жизнь. Но счастье материнства не идет в сравнение ни с одной киношной наградой.

«Во время беременности я была на седьмом небе от счастья. А когда родилась малышка, рай спустился ко мне на землю. Мне теперь все равно, буду ли я дальше сниматься, — восторженно говорила Ума в своем первом после родов интервью. — Так хорошо я себя никогда еще не чувствовала! Что может быть лучше семьи? Я родила самое совершенное создание на земле». Кино подождет, решает Турман и беременеет второй раз, как только проходит указанное врачами время. 15 января 2002 года на свет появляется сын Роан, и Турман заявляет о том, что бросает карьеру актрисы. «Семья требует ответственности, дисциплины, любви, самопознания, самоотдачи и терпения. Все эти качества — самые важные в жизни, но их и труднее всего сохранять. Тем не менее, чем дольше я замужем, тем больше мне это нравится!»

В прочности своего долгожданного счастья Турман была абсолютно уверена — она боготворила мужа и отдавала всю себя воспитанию детей. Муж — актер, режиссер, писатель не испытывал ни малейших притязаний со стороны супруги. «Итан настоящий артист, он влюблен в искусство сильнее, чем я. Он очень чувствительный. Для того чтобы жить и творить, ему необходимы эмоции. И если когда-нибудь наши отношения испортятся, то
в этом будет исключительно моя вина», — как в воду смотрела Турман. Отношения действительно испортились, но совсем не по ее вине. Хоук опустился до измены с няней своих же детей, о чем заявил супруге. «Спасибо, что нашел в себе силы сообщить мне об этом», — удивила своей реакцией Турман.

«Мне есть что сказать о своей личной жизни: я счастлива сейчас так, как не была уже многие-многие годы. Я меньше изнурена, даже меньше, чем в молодости…»

Одиночное плаванье

Оставшись матерью-одиночкой, она держала удар судьбы более чем достойно. Сбросила 10 килограммов, блистала на премьере своей судьбоносной работы «Убить Билла» и отвечала с буддийской мудростью на самые нетактичные вопросы. Ее женская мудрость позволила сохранить идеальные отношения с Итаном: «Даже если мы и разведены, мы все равно остаемся семьей. Потому что Итан для наших детей — отец, а я — мать, и дети считают нас своими папой и мамой».

Всерьез и надолго?

И вот на ее длинных пальцах засверкало кольцо с бриллиантом в 8 карат. Вездесущие папарацци не могли пропустить это мимо своих объективов и гадали, кто же претендует на сердце матери-одиночки. Турман появилась на публике с швейцарским миллиардером Арпадом Буссоном. На этот раз никаких громких заявлений о серьезности романа. Свои отношения звезда не афишировала и старалась не мозолить папарацци глаза своим счастливым видом. Несколько лет встреч с Буссоном нисколько не изменили статус Умы — она по-прежнему была одинока и работала на износ. Журналисты не удивлялись — миллиардер осчастливил двумя детьми австралийскую модель Эль Макферсон, но так и не женился на ней. И вот долгожданный повод потревожить читателей заголовками — «Турман рассталась с миллиардером». И даже собирается вернуть ему все драгоценные подарки. Но злопыхатели радовались недолго — сегодня Ума Турман в свои 42 года готовится стать матерью девочки — это будет третий ребенок как для Умы, как и для Буссона. Отец не скрывал своей радости, одарив Турман драгоценностями и обеспечив ей ту личную жизнь, о которой она всегда мечтала.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*